Мнение

«Кто хочет, тот допьется»

28.11.2017 http://www.fontanka.ru/2017/11/24/130/
Минздрав предупреждает, что с 1 сентября 2018 года пьяным гражданам могут не продать алкоголь в магазине или в баре. Определять степень опьянения и право выпить ведомство поручает продавцам и барменам. Те умиляются.
Текст соответствующего законопроекта опубликован для общественного обсуждения. Кроме запрета на «добавку», в документе предлагается отделить алкогольные отделы в магазинах от остальных, дабы не планировавший приложиться к спиртному покупатель даже взглядом не наткнулся на алкогольный ассортимент.
 
Алгоритм оценки покупателя на трезвость в документе Минздрава отсутствует. Тем не менее в ведомстве уверены, что право для торговцев и рестораторов отказывать в продаже алкоголя уже выпившему гражданину поможет снизить количество ДТП, преступлений с применением насилия, порчи имущества и хулиганских действий.
 
«Фонтанка» выяснила у специалистов, что же нам всем теперь с этим делать. Юристы, наркологи, владельцы ресторанов и даже создатели знаменитых пьющих киногероев рассказали, что они вместе с Минздравом выступают «за все хорошее и против всего плохого». Но никто не смог понять, как в принципе можно реализовывать на практике эту инициативу.
 
Экспертное сообщество закачалось
 
Юристы сразу уточнили, какие нормы и ограничения уже есть в российском законодательстве по теме «алкоголь и я». Так, продавец обязан отказать в продаже алкоголя гражданину, не достигшему 18-летнего возраста. Кроме того, существуют ограничения по продаже алкоголя в вечерне-ночное время. Продавец и сейчас может отказать в продаже товара гражданину, находящемуся в невменяемом состоянии (нахождение в сильной степени алкогольного опьянения как раз относится к подобным случаям), так как продажа товара – это сделка, которую следует совершать с вменяемым лицом, способным осознавать характер своих действий (ст. 177 ГК РФ). В остальном розничный продавец обязан обслуживать каждого, кто к нему обратиться (п. 2 ст. 492, ст. 426 ГК РФ).
 
«Продавцы всего лишь вправе, а не обязаны отказывать в продаже алкоголя лицам, находящимся в состоянии опьянения, – комментирует текст законопроекта старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко. – Соответственно, никаких неблагоприятных последствий в случае, если продавец не воспользуется своим правом, для него не наступит. И много вы видели продавцов, желающих отказать в продаже своего товара? Кроме того, никак не определено, как продавец должен определять состояние опьянения потенциального покупателя».
 
Однако, как уточняет Екатерина Басманова, главный юрисконсульт-эксперт фирмы «Ладонин и партнеры» (компания специализируется на правовом сопровождении алкогольного бизнеса. – Прим. ред.), финансовые траты владельцам алкогольных и иных торговых сетей все же придется понести, в связи с исполнением другой нормы законопроекта. «А именно – создания в торговом объекте специальных отгороженных мест», – поясняет юрист, отмечая, что новый закон может способствовать сокращению мелких торговых точек, торгующих алкоголем, так как требования по «огораживанию» зон торговли алкоголем могут оказаться невыполнимыми в магазинах малой площади.
 
«У нас есть Якутия, где три года продают алкоголь в спецмагазинах. Если раньше там было 100 специализированных алкомаркетов, то теперь их там стало 800», – приводит пример результатов «запретного регулирования» там, где это необходимо, директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. Эксперт также напоминает, что таких проблем не было до запрета ночной торговли алкоголем в 2007 году и появления после 2012 года магазинов-баров.
 
Рестораторы улыбаются
 
«Любая инициатива Минздрава вызывает часто неподдельное восхищение, – крайне приветлив по отношению к ведомству Александр Затуливетров, петербургский ресторатор, владелец восьми точек, где в том числе продаётся алкоголь. – Особенно, когда они пытаются подумать за нас. Делать то, что мы и так делаем. И когда такие вещи хотят зарегулировать законом, то мне, честно говоря, смешно. Естественно, никто не хочет иметь проблем с пьяными клиентами, поэтому продавцы, официанты, бармены сами решают эти вопросы. И решают абсолютно органично, без каких-либо специальных законов, кроме закона самосохранения. Если бармен понимает, что диалог принесёт ему неприятности, или его заведению, он и так не продаст алкоголь под разными предлогами. Закончилось, закрыли склад, закрываемся и т.д.». 
 
По мнению Александра Затуливетрова, нововведение от Минздрава приведёт к тому, что недобросовестные бармены или продавцы начнут элементарно вымогать деньги. «Допустим, приходите вы в магазин, а вам говорят, что вы пьяный и поэтому не могут продать, и далее начинается другая торговля, – поясняет ресторатор. – Такой закон нарушать будут все. Скажу, что будет дальше, глядя в то, что сейчас происходит с запретом на ту же торговлю алкоголем для детей. Будут приходить полупьяные сотрудники полиции или подставные лица, им будут продавать алкоголь, а они показывать свои документы и далее задавать вопросы о соблюдении закона. И это ещё один способ отнять у нас деньги. С детьми так происходит постоянно. Эта провокация доведена уже до автоматизма. И она кончается не оформлением протокола, как вы понимаете».
 
Вадим Дробиз называет еще одну проблему, которая может возникнуть после вступления закона в силу. «Когда девушка-продавец заявит пьяному покупателю, что он пьян, и откажет ему продать бутылку водки, она, скорее всего, получит в глаз, если рядом не стоит крепкий охранник или полицейский, – говорит Вадим Дробиз. – Аналогичная реакция будет в ресторане или в баре. Ещё хуже, если у балбеса, которому отказали, есть пистолет. Помните, как актёр Галкин в своё время стрелял по бармену? А если это компания из 20 мужиков, и им отказывает бармен? Поэтому прежде в каждый магазин нужно поставить пару полицейских».
 
Ничего не выйдет
 
К сожалению, популярные сети алкогольных магазинов, к которым «Фонтанка» обратилась за комментариями, не рассказали о своем отношении к инициативе Минздрава. Пятница, разгар торговли. А вот доктор медицинских наук, профессор, врач-психиатр, нарколог Алексей Егоров ставит все точки над i, сообщив, что идея законодательно «отсекать» пьяных в магазинах нереализуема из-за другого закона. «Существуют чёткие параметры алкогольного опьянения. Клинические. Когда берут кровь. Сегодня такие вещи не отдают никому, кроме наркологов. Я не очень понимаю, какой специалист кроме нарколога способен осуществлять такой контроль, – говорит профессор кафедры психиатрии и наркологии СПбГУ Алексей Егоров. – По закону алкогольное опьянение не может установить даже психиатр. И это сделано как раз во избежание злоупотреблений. Не думаю, что в России есть такое количество отставных наркологов, которые готовы пойти в продавцы. В Петербурге и области их всего человек 300. На кассе поставят прибор, как у сотрудника ГИБДД, и заставят покупателя в него дуть? А если отказался дуть, то я заранее виновен? Какая-то глупость получается».
 
Ближе к народу
 
«Это может заработать лет через 20, если вырастет поколение, с которым будут работать с детства, с теми, кто будет жить завтра, – призывает Минздрав  быть ближе к народу Вадим Дробиз. – Приятно, что хоть Онищенко больше не слышно». Но Онищенко слышно. И он не хочет подсказывать Минздраву, как лучше воплотить эту идею в жизнь. «Подсказывать им я не буду. Они уже взрослые дети, – так и сообщил «Фонтанке» бывший главный санитарный врач страны, ныне депутат Госдумы Геннадий Онищенко. – Но если я продавец, у меня конфликт интересов. С одной стороны, мне нужен объём выручки. С другой – я должен блюсти нравственность. В советское время это регулировалось революционной убеждённостью, уставом партии и комсомольской организацией. Сегодня этого нет».
 
Кроме того, отмечает Геннадий Онищенко, формально и бюрократически каждый продавец фактически должен получить лицензию на медицинскую деятельность. «Если вы мне не продадите алкоголь как хроническому алкоголику, то завтра приду с бодуна и подам на вас в суд, – приводит пример возможной реакции покупателей Онищенко. – Я хоть и буду попахивать перегаром, но буду достаточно трезв. И еще: что сможет сделать женщина-мигрант на кассе в обычном магазинчике, когда человек в состоянии «перенедопил» захочет ещё добавить?».  
 
Сам народ
 
«Как не продаст?! Это какой-то праздник волюнтаризма, самодурства и некомпетентности! Кто будет ставить диагноз? Тут нужны технические возможности, ведь некоторых пьяных не отличишь от людей больных, – вероятно, и выразил глас того самого народа, к которому Минздраву стоит прислушаться, актёр и режиссёр, лидер легендарного контркультурного фестиваля «Дебошир Фильм» Александр Баширов. – Некоторые двух слов связать не могут не потому, что они пьяны. Да и сама диагностика настолько сложное дело! Подобные плевки в лицо другим людям – это нехорошо. Знаете, у Шукшина есть рассказ «Обида» (герою рассказа по ошибке отказывают в обслуживании в магазине за пьяный дебош, который он не совершал, попытки найти правду заканчиваются избиением. – Прим. ред.)? Ничего хорошего из этого потворства желаниям унижать других не выйдет, когда продавец с акцентом будет говорить человеку «пьяная свинья». У нас и так общество настроено не оптимистично в этом непонятном мире чистогана и наживы. И так конфликтов полно между людьми. Зачем лишние? А есть ведь ещё вообще не паханое поле психической диагностики окружающих! В итоге в ночных магазинах будет постоянный праздник! И диагноз вам там поставят! Человек с печатью от продавщицы на лице! По-русски это называется так: всё равно на хитрую **** найдётся известно кто с отвёрткой. И не такое проходили! Но Салтыков-Щедрин точно в гробу переворачивается от происходящего».
 
«А разве сейчас можно в России купить алкоголь, если человек пьян? – удивляется вслед за коллегой финский актёр, знакомый всем в России по «алкогольной эпопее» режиссёра Александра Рогожкина Вилле Хаапасало. – Не знал, что у вас ещё нет такого закона. Конечно, это правильная идея! Ведь иногда, выпив, ты уже не понимаешь, хватит или ещё нет. Как определить продавцу на кассе, пьян ли покупатель, я не знаю. Но в Финляндии нетрезвому алкоголь не продадут. Впрочем, я не уверен, что это нужно регулировать законами. Персонал в ресторанах это умеет делать самостоятельно».
 
Возвращаясь в Россию, юрист Ольга Дученко отмечает, что в случае принятия «непопулярного в народе закона» его можно будет оспорить. «Чаще всего при оспаривании законов ссылаются на неконституционность,  – поясняет госпожа Дученко. -  Подробные основания для оспаривания федеральных законов приведены в гл. 21 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (подробнее см. ст. 208 КАС РФ)». «Но в настоящее время законопроект проходит общественное обсуждение, и на этой стадии можно повлиять на его дальнейшую судьбу», – называет еще одну возможность вернуться в реальность юрист Екатерина Басманова.
 
Какие после этого Минздрав подберёт слова для убеждения народных избранников всё же легализовать идею запрета продавать спиртное пьяным, остаётся догадываться. Однако в ведомстве не скрывают надежд на новый закон как на способ более эффективной реализации проекта «Формирование здорового образа жизни», где заявлено снижение к 2025 году потребления россиянами чистого спирта до 8 литров на душу населения в год. По официальным данным, сегодня эта цифра превышает 10 литров на каждого гражданина Российской Федерации.
 
Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру».
Комментариев: 0
Поделиться:

комментарии

Комментировать новость могут только зарегистрированные пользователи.
Вход / Регистрация